Анатолий Воронов

Война и память…. Чем дальше уходят события Великой Отечественной, тем всё теснее срастаются эти два понятия. Всё меньше в живых остаётся тех, кто с оружием в руках защищал родную землю. Тем внимательнее и бережнее мы должны к ним относиться, должны свято хранить память о каждом солдате, что внёс свой вклад в великую Победу.

Их немного на свете осталось,

Если встретишь солдата войны,

Поклонись ему низким поклоном,

Поклонись ему, шапку сними.

И за то, что дошёл до Берлина,

И за то, что живём с тобой мы.

За Россию и мир, им спасённый

От проклятой, фашистской чумы.

(А. Почернин)

В нашей семье тоже есть человек героической судьбы, немало прошагавший дорогами войны. Мне хочется рассказать о моём прадеде, Воронове Василии Егоровиче.

3355

Воронов Василий Егорович

(1904-1976)

Рос Василий Егорович, как все деревенские дети, без особого присмотра. Рано приобщился к труду. Его «академия» начиналась с пастьбы мелкого скота, а потом до лошадей дошло.

Зимой учился. Очень хотелось отцу Василия вывести своих мальчишек в люди, хотя семья была немалая – восемь детей. Вася закончил двухклассное сельское училище. Мог бы и дальше, отец не препятствовал, но жизнь поставила заслон. Из дома в дом пробежала чёрной змейкой страшная новость — война с германцем. Из семьи Вороновых в действующую армию ушли сразу три брата. Василий остался за старшего, надо было вести хозяйство.

В мае 1920 года ушёл в партизанский отряд Михаила Ивановича Черепанова, участвовал в штурме Волочаевки. Затем гнали партизаны японцев до самой Волочаевки. Демобилизовали молодого бойца в 1924 году. Когда началась Великая Отечественная война, в семье Василия Воронова подрастало уже шестеро детей.

Cедьмого марта 1942 он ушёл в армию, а в конце июля уже участвовал в боях под станцией Поварино Воронежской области. Наши войска под Поварино тогда были в обороне, а когда подошло свежее подкрепление, то с новыми силами начали наступление.

И под селом Орехово (направление Ростов-на-Дону) Василий Егорович получил первое ранение. Четыре с половиной месяца лечился он в Саратовском госпитале, а после выздоровления попал под Сталинград. Оборону они держали под Бакетовкой до 10 января 1943 года. Об этих боях много рассказано, и у каждого солдата, что участвовал в Сталинградском сражении, найдутся обязательно свои штрихи и детали о битве на Волге.

— Когда окружили немцев, им снаряды и питание по воздуху доставляли. А потом и эта ниточка оборвалась. Пошли наши солдаты в наступление. – Под Бекетовкой Василий Егорович упал на бегу.

Толкнуло в плечо, остро вспыхнула и разошлась боль. Доставили его в госпиталь со сквозным ранением в плечо.

Лечился боец два месяца. Выписался и получил назначение в район Курской дуги. Только солдат не знал, дуга она или не дуга. А прибыл в часть, доложил командиру и поставили его командиром орудия. Об этом эпизоде в свой военной биографии солдат Воронов вспоминал часто и рассказывал внукам:

— Было это на Котельниковском направлении. Немцы пошли в наступление и потеснили наших солдат на 30 километров. Я был у пушки, нас семь человек. Снаряд упал около пушки, шесть человек из орудийного расчёта погибли. Орудие бросить не могу. Связного, что шёл ко мне, по дороге убило. И приказа мне нет отходить. Да и орудие жалко.

И остался солдат у пушки. У него ещё было восемьдесят пять снарядов. Решил командир орудия дорого отдать свою жизнь. Справа и слева пушку обогнули немецкие танки. И он начал их бить. Пять танков противника навеки остановил отважный артиллерист в этом неравном бою. Уже приготовился взорвать себя вместе с орудием, как вдруг из дыма на грохот одинокой пушки вынырнул наш краснозвёздный танк. Это был командир танковой бригады, в грохоте боя обнаруживший одинокое, сражающееся орудие. Откинулся люк.

— Иди быстрее!

— А пушка?

И тогда из танка выскочили, прицепили орудие, затолкнули солдата внутрь и вырвались к своим.

— К высокому начальству меня тогда привели танкисты. К генералу. Он связался с моей частью. Рассказал им про меня и потом говорит своим:

— Напоить! Накормить! Отправить в часть. Награду получишь за бой.

— Служу Советскому Союзу! Красной звездой мне отметили этот бой.

Затихли войска в обороне. Копили силы. Скрытно подтягивалась техника, людские резервы.

— Третьего августа под утро задрожала земля вокруг, через три метра стояли орудия. До 11 сентября мы шли вперёд.

Под станицей Сажино Василия Егоровича ранило в лицо. Пролежал полтора месяца в госпитале, и снова позвала солдата война. Снова назначение, и теперь в миномётный полк, командиром отделения связи.

Прибавилось наград на груди, остались позади пройденные версты, но дорога вперёд ещё лежала длинная. Путь теперь их был на Берлин после освобождения Варшавы (за неё тоже медаль у солдата Воронова).

Двадцать восьмого апреля подошли мы под Берлин, — вспоминал ветеран,  — и начали бои южнее центра. Ещё восьмого мая до двух часов ночи мы вели сильные бои. Девятого подписали капитуляцию, а мы ещё восемь дней воевали с теми, кто, ровно безумный, хватался за метры земли и улиц.

Это была агония, солдаты понимали. Часть, где служил Василий Егорович, 20-го июля 1945 года вышла на Эльбу.

— Уже больше не было выстрелов. Тишина наступила.

А восьмого сентября 1945 года солдат вернулся домой, на тулунскую землю, где месяц и двенадцать дней отдохнул. Больше не смог, так как давят на сердце воспоминания и не дают покоя сны с взрывами, криками и стонами, да и душа истосковалась по мирному труду, по земле родной.

И вот снова бывший солдат на работе. Директор подсобного хозяйства, работник ЛДК, председатель Харгажинского колхоза, потом председатель колхоза имени Чапаева в селе Шерагул, заместитель председателя здесь же. Потом десять лет бригадиром полеводческой бригады. Василий Егорович шерагульские земли не по большаку, по тропочкам знал.

Помнил, где что родилось лучше, где надо пораньше сеять, где попозже. Два раза колхоз отправлял бригадира полеводов на ВДНХ. Но здоровье уже сдавало. Болели старые раны. В1965 году пошёл на пенсию и ещё четыре года на зерноскладе отслужил. После заболел.

В десятом томе книги «Память», изданной к 55-летию Победы иркутским областным Советом ветеранов, есть фамилия и моего прадеда (стр.443).

Вся наша семья трепетно хранит память о родном человеке. Мне очень жаль, что я не застал прадеда в живых. Но я постараюсь с достоинством нести по жизни его фамилию.

Вы в битве Родину спасли,

Преодолели все преграды…

Спасибо вам от всей земли,

За всё спасибо вам, солдаты.

И в добрый час, счастливый час,

Час мирного рассвета,

Во имя вас, во имя вас

Мы празднуем Победу!

(Б. Дубровин)