IMG_7741

Все ближе подходит долгожданный ноябрь. Этого дня ждут многие  поклонники рок-группы, которая практически в начале этого года сделала ошеломительное заявление об осеннем концерте. 19 ноября в Crocus City Hall группа LOUNA с симфоническим оркестром ГЛОБАЛИС выступит с акустической программой «Песни о мире». Лишь одна новость о предстоящем концерте поспособствовала пробуждению интереса публики и сделала этот концерт самым ожидаемым и интереснейшим экспериментом этого года, а фанаты уже ведут обратный отсчет. В четверг, 22 октября, прошла первая репетиция двух разных, но в то же время таких схожих музыкальных коллективов на одной из площадок МОСФИЛЬМА.

IMG_7848

Группа LOUNA всем хорошо известна как дерзкая и зажигательная группа, которая задевает в своих смелых текстах социальные, и не только, проблемы, касающиеся каждого, строки которых призывают к миру и пониманию. А музыка, наполненная драйвом гитарных рифов и мощью барабанов, и сильнейшим женским вокалом пробирают, пронизывают до самого нутра человеческой души и плоти. А концерты запоминаются надолго благодаря колоссальной энергетике, отдаче как самих артистов залу, так и зала артистам.

IMG_7729

Симфонический оркестр ГЛОБАЛИС — это оркестр, который практически с самого своего рождения зарекомендовал себя, как коллектив способный, в зависимости от музыкальных задач, находить новые формы взаимодействия с музыкальными материалами, будь то классика или рок. На их счету работы с такими музыкантами, как Гарик Сукачев, Тарья Турунен, Серж Танкян и группами БИ-2, Король и Шут, Линда, Ария и другими. То есть можно, без всякого сомнения, сказать, что коллектив может играть рок.

IMG_7821

К концерту уже подготовлена большая часть песен, но сет-лист будет ещё дополнен треками, которые трудно представить в исполнении оркестра. Привычное звучание электричества заменено скрипками, виолончелью, флейтами, валторнами и другими, и конечно же, будут акустические гитары и барабаны. Привычные взрывные треки будут исполнены в новом звучание, над которым происходила кропотливая и длительная работа.

IMG_7751

Корреспондентам RECRID удалось поговорить о подготовке к предстоящему концерту с Шабуровым Антоном Александровичем, дирижером симфонического оркестра ГЛОБАЛИС, в котором он дирижирует с 2009 года. И вот что удалось узнать :

— Расскажите, как вам работается с таким жанром музыки как рок?
— Я с ним работаю не в первый и не во второй раз, поэтому мне очень комфортно. Более того, это для меня тоже родная музыка, потому что я сам на ней вырос. Я здесь себя чувствую очень естественно и хорошо: в детстве и юности увлекался этой музыкой, были и косухи, и волосы до плеч, все это было. Эта страница моей жизни до сих пор какую-то даже какую-то гордость и ностальгию вызывает. Рок играет у меня в машине, поэтому я чувствую, что все-таки играю на своем поле, если так можно сказать.

— Если рок занимает не одну страницу вашей жизни, почему же все-таки вы связали судьбу именно с симфоническим оркестром, а не с рок-группой?
— Сложно сказать, почему так получилось. Я с детства ходил в музыкальную школу, все-таки учился классике и в какой-то момент своей жизни я понял, что не могу жить без оркестра. Я влюблён в симфоническое звучание и поэтому я все-таки поставил перед собой цель и стал дирижером . При том, что я считаю, что симфонический оркестр это инструмент универсальный, он не может быть ограничен только симфонической музыкой, подтверждение вы сегодня слышали. И получается, что занимаясь дирижированием, я имею шанс сотрудничать и с рок-музыкантами, и с джаз-музыкантами, и непосредственно с высокой классикой. Ну, или может быть другое объяснение: я не умею ни на чем играть, включая гитару, настолько хорошо, чтобы играть профессионально. Поэтому остаётся только дирижировать.

— Расскажите, как проходил ваш самый первый опыт сотрудничества с рок-артистами, какие были трудности на тот момент и какие были мысли.
— Сложно это сказать. Ещё когда я учился в школе, появился концерт группы «Metallica» с симфоническим оркестром, и его постоянно крутили по телевидению. Я очень сильно этим болел: прослушивал несколько раз. Я мечтал сделать что-то подобное. Поэтому когда был первый опыт сотрудничества с рок-музыкантами ,это кстати был на таком серьезном уровне 2009 год, Тарья Турунен, здесь же на Мосфильме, с оркестром «Глобалис», то я почувствовал, что наконец-таки сбывается мечта , что сочетание симфонической музыки и рок-музыки, которой я восхищался со школьных лет, сбывается. И вследствие этого больших трудностей, лично я не испытал, так как я не то что был готов, я этого жаждал. И результат и тогда, и сейчас в особенности, превзошел мои ожидания. Потому что технологических трудностей я здесь вижу немного по той простой причине, что опять же, понимаю на каком языке говорят рок-музыканты. Я в целом понимаю как с ними общаться, умею мыслить цифровками, табулатурами, гитарными рифами. Я знаю это мышление, потому что, как уже говорил, в школьные годы дома на гитаре играл. Скоммуницировать большой проблемы лично для меня не было, так что я получаю большое удовольствие.

— Получается, главное чтобы была связь между дирижером , рок-музыкой и самими музыкантами, то есть надо это все почувствовать?
— Да, конечно, надо почувствовать. Идеальная схема — это, наверно, мой вариант: дирижер сам этой музыкой увлекается и знает стиль ее мышления . Но в любом случае, даже если человек только из классической музыки, и таких пример было и есть много, они начинают в какой-то момент этим жить. Если дирижер, прежде всего, будет общаться с рок-музыкантами на их языке, тогда проблем не будет и все получится.

 — А что говорят сами музыканты симфонического оркестра «Глобалис» по поводу совмещения классики с роком ,не было таких людей, которые почувствовали что-то не так и убежали?
— Ну какой там убегать, нет конечно же. Мое мнение таково, что время, когда убегали, прошло еще в 70х годах, когда ребята из группы «Deep Purple» записали концерт для группы с симфоническим оркестром. Кажется, там последний раз у музыкантов Лондонского симфонического оркестра возникало желание убежать. Все развитие в классической музыке, в рок-музыке, на западе, в Англии, в Соединенных Штатах Америки, в нашей стране- оно указывает на то, что классика и рок, как два жанра, не только могут, а, честно говоря, должны соединяться вместе и поэтому музыканты тоже, на мой взгляд, в какой-то момент, начинают получать удовольствие от того, что они делают. Они как-то захватываются этим драйвом, этой энергетикой, которая заложена в этой музыке в колоссальным количестве. Насколько я могу судить, насколько вижу, они получают удовольствие от процесса.

— Как вы считаете, почему именно ваш оркестр востребован для таких экспериментов?
— Я считаю, что симфонический оркестр «Глобалис» за время своего существования зарекомендовал себя в этом жанре. Он известен как, с одной стороны, наиболее мобильный, а с другой — наиболее профессиональный оркестровый коллектив, львиную долю своей деятельности, посвящающей именно сотрудничеству с рок-музыкантами. И тут уже тот самый случай, когда уже репутация работает на нас. У нас есть какое-то имя и какая-то известность именно в этой среде, поэтому обращаются к нам. С моей точки зрения, это заслуженно, у нас есть, конечно же, огромный опыт, в результате чего, мы уже делаем это как-то очень естественно, нам уже не так долго надо «притираться», мы сразу понимаем, что происходит.

— Группа «LOUNA» довольно-таки известна в своем жанре, в своем поле деятельности. Она находится на пике, на вершине своей славы и не собирается спускаться даже на сантиметр ниже. Когда они предложили вам начать сотрудничество, сыграть совместно концерт, что вы тогда подумали, почувствовали, испытали?
— Я скажу вам честно, что до непосредственного знакомства с группой «LOUNA», я их слушал очень эпизодически. Некоторые песни часто проигрываются на одной из радиостанций, которые я слушаю, поэтому конечно, не мог пройти мимо. Но я слышал только отдельные треки. Когда пришло предложение о сотрудничестве от музыкантов, мне сначала было немного страшновато, потому что тут есть, скажем так, узкоспециализированные особенности музыкального подхода у группы «LOUNA»: довольно сложные рифы, довольно «навороченная» гитарная музыка, если можно так выразиться, очень низкие и нестандартные строи гитар и так далее. И мне было просто интересно и волнительно придумать, как вообще это будет сочетаться. Для меня было очень важно услышать, прежде всего, внутренним слухом, что будет делать оркестр в этой музыке. Для меня это был профессиональный вызов. Потому что в каких-то других группах, где действительно стандартный ми-минор, три аккорда, примерно понимаешь, что писать и как аранжировать, там проблем не возникает. Там по большому счету все сотрудничество сводится к тому, что стандартную схему аранжируем и понятно, что играть. С группой «LOUNA» этот подход не работает. Здесь надо вживаться в музыку, надо искать, как именно оркестр будет уместен в их музыкальном языке, скажем так. И плюс это ребята с колоссальной энергетикой , которой я с удовольствием подпитался на репетиции, ну и тогда, когда работал над создание партитур. Поэтому это сотрудничество мне особенно дорого с профессиональной и человеческой точки зрения

— А партитуры именно вы писали, и сколько у вас ушло времени на это?
— Вообще это длинная история. Мы писали часть летом и часть писали уже здесь в сентябре-октябре, то есть впервые об этом проекте я услышал и узнал, что надо писать аранжировки где-то в июне и только сейчас получилось написать какие-то партитуры. Поэтому это процесс долгий, дело не одной недели и не одного месяца. Непосредственно записать ноты — это дело двух часов. Услышать, что оркестр может предложить интересного в каком-то конкретном произведении, в какой-то конкретной песне — вот это уже сложнее, это процесс не регламентируемый. В это надо вжиться, услышать и только потом записать ноты. Как и сказал, это процесс долгий, это не делается за одну ночь.

— Вот вы представляли, как это будут звучать композиции. Совпали ли ваши представления, ожидания с тем, что уже получилось?
— Да, в целом да. Понимаете, у дирижера, как и у аранжировщика, тоже самая сложная часть работы эта, которая идет до репетиции, то есть это момент подготовки. В случае с аранжировкой это перевод того, что ты слышишь в конкретные ноты, дальше уже срабатывает профессионализм, когда ты слышишь и ты можешь записать так, чтобы для оркестра это удобно игралось и хорошо звучало. Тут момент именно вдохновения. Дальше уже ожидание подтверждается, все-таки опыт взаимодействия с оркестром есть и немаленький, поэтому здесь, в этом смысле, мои ожидания оправдались.

— Уже сейчас на репетиции было замечено, что ваши музыканты от песни к песне все больше заряжались этой роковой энергией, не могли спокойно сидеть и просто играть.
— Конечно, это невозможно просто усидеть спокойно, потому что эта музыка именно, что зажигательная. И плюс, это не очень частое явление для нашей рок-сцены, она очень профессионально сыграна, потому что сами музыканты мало того, что с колоссальной харизмой и энергетикой, они ещё и очень профессионально играют на своих инструментах: барабанах, гитарах, вокал. Поэтому мы с ними разговариваем на очень интересном профессиональном языке и во многом, и поэтому тоже, как мне кажется, оркестранты все-таки пропитались этой энергетикой. Очень часто мы действительно нарываемся на то, что вот мы играем громко и ощущается этакий музыкальный примитив : три аккорда тянем и все. Получается, что мы обедняем симфонический оркестр. А здесь, вот в музыке, как мне кажется, его получилось раскрыть и музыканты, почувствовали, что они здесь могут выложиться и показать себя. Вот поэтому, на мой взгляд, они и пропитались этой энергетикой.

— В принципе у группы «LOUNA» как тексты, так и музыка довольно-таки сильные. Но есть и те, которые можно выделить со словом «наиболее». Как раз среди тех композиций, которые отобраны для игры с оркестром, были замечены таковые. Они показались вам тяжелыми по игре, или какие вообще для вас показались сильными по работе?
— Чисто технически, наиболее сложная, наверно, по нотному тексту была песня «Свобода» ближе к концу. В ней очень много интересных синкопированных ритмов, непривычных для классических музыкантов, очень много сольных эпизодов, гитарных, которые выведены в оркестр, в том числе. И просто текстурно она очень насыщена, поэтому наверно, нам в ней было наиболее трудно. Это такой инструментальный вызов для нас, в хорошем смысле слова. Сейчас, в принципе, справились, потом будет еще лучше. Есть песни чисто по энергетике мощные, а с технологической стороны они проще. Имеется еще нюанс, но уже узкоспециальный: у музыкантов группы гитары сильно спущены по строю и в результате они играют в тональностях, в которых не очень удобны для скрипок, для виолончелей и вообще для симфонического оркестра. И так как наши струнные инструменты не принято перестраивать под новый строй, здесь есть чисто аппликатурные и интонационные трудности, которые, однако, мы вполне преодолели. Смею надеяться.

— Это была первая репетиция. А сколько всего их будет и не покажется ли это количество малым?
-Насколько я понимаю три: первого ноября, перед концертом, ну и в сам день концерта. И я не думаю, что нужно сильно больше, потому что мы сегодня собрались, чтобы понять, что мы хотим друг от друга. После музыканты группы «LOUNA» уже понимают, что им ожидать от оркестра, оркестр понимает, что нужно сделать. Дальше каждый музыкант индивидуально проучит свои партии и следующая репетиция покажет то, что в момент сбора сыгранность будет на другом, более высоком уровне, чем сегодня. Хотя и сегодня, к концу репетиции, мы достигли очень приличного звучания.

IMG_7883

Первая репетиция показала, что классика и рок могут идти в одну ногу. Музыканты полностью понимают друг друга, знают, как и что играть, происходит полное взаимопонимание и отдача делу, как от рокеров, так и от классиков.

Над репортажем работали:
Андрей Васильев
Анастасия Иваненко