IMG_0106

На «Доброфесте 2016» нам удалось побеседовать с гитаристом и фронтменом группы  «Северный флот»- Александром «Ренегатом» Леонтьевым, который рассказал о своих впечатлениях по поводу «Доброфеста» и о многом другом.

-Здравствуйте Александр, скажите, пожалуйста, как вам те масштабы, до которых дорос “Доброфест”?

Александр:  Очень хорошо, мне очень нравится. Видно, что “Доброфест”, как фестиваль вышел, скажем так, из разряда стандартного регионального фестиваля. Теперь тут приличное количество народу, хорошая организация, нормальный звук. Это очень хорошего уровня фестиваль, европейского уровня.

-Как вы считаете, сможет ли “Доброфест” в будущем соперничать с “Нашествием”?

Александр: Ну, надо быть объективными. Как бы то ни было, пока что, рокерский фестиваль, имеющий такую информационную поддержку, как “Нашествие”, просто обречён быть крупнейшим в стране. Единственный фестиваль, который мог бы ему составить конкуренцию уже не проводится. Это был фестиваль “Рок над Волгой”, который проводился в хорошее время года, в большом европейском богатом городе и вход там был бесплатный. В конце концов, “Нашествие” едва ли не более популярно, чем “Наше радио”. Потому что у фестиваля правильная, хорошая идея и практически беспрекословное ежегодное проведение. Так что я бы с “Нашествием” даже не думал бы соревноваться, но как фестиваль “Доброфест” очень растёт и мне всё очень нравиться. И приём публики, и организация, и всё остальное.

-Скажите, Александр, не мешает ли группе то, что вы проживаете в Москве? Ведь Северный флот считается Питерской группой.

Александр: Я считаю, что Северный флот это русская рок группа. К тому же, в наше время даже между странами культурное различие стирается, а уж про города вообще молчу. Все эти противостояния Питера и Москвы — надутые, надуманные и тупые. Я вот, например, часто езжу в Питере на такси и если водитель начинает квакать что-то про Москву, то я говорю : “А ты когда в последний раз там был?». И оказывается, что он в последний раз там был в 1988 году проездом куда-нибудь в Харьков. Так что это всё тупо мышление стереотипами и догматами. Это всё чушь собачья. Мы, как и многие другие рок группы, несём русскую культуру. Рок культуру, так или иначе. Я к городам не привязываюсь. Я в Москве живу, в Питер езжу на репетиции. Парни тоже живут в Питере и ездят по городам. Для нас, например, Краснодар или тот же Ярославль такие же родные города, как и Питер. Просто в Питере парни ночуют, скажем так. Так что это деление групп по городам очень условно, на мой взгляд.

А мешать группе может что угодно. Есть старая еврейская поговорка : “Если проблема решается за деньги, то это не проблема, это — расходы”. Так что, то, что я езжу из Москвы это не проблема. Просто приходиться покупать билеты и немножко больше тратить время на дорогу для репетиций, чем если бы я жил в Питере. Ну а чего? Я сел утром на сапсан, приехал к одиннадцати, отрепетировал, разок переночевал, опять отрепетировал и приехал в Москву. Тем более, парни могут собираться без меня, и я могу какие-то правки дистанционно по интернету вносить.

IMG_0125

-Тогда, вопрос на счёт поездок. Вы написали недавно вконтакте, что едете в 13 вагоне сатаны. В котором вы, Amatory и Кукрыниксы, а в соседнем вагоне- Пилот. Скажите, все ли добрались после такой встречи?

Александр: Ну добрались то все, но мне немного тяжеловато на сцене было. В дороге немножко устал, а тут внезапно всех увидел, и пришлось с каждым немножко выпить. Давно просто не виделся с парнями со всеми и с Кукрами, и с Пилотом, и с Amatory, так что мы весело доехали.

-Раз уж заговорили про Кукрыниксов, хотелось бы узнать про “Несыгранный концерт”. Как часто планируется его устраивать? Ведь он проходит уже не первый год.

Александр: Мы его не планируем. Это такая тонкая вещь. Мы просто сказали определённому человеку, что мы можем теоретически раз в год его играть. Совершенно внезапно приходит предложение и мы едем. В этом году, например, планировалось провести его в Воронеже, но не срослось из-за того, что организатор повёл себя паскудно. Мы реально договорились с ним, не было никаких денежных тёрок, предоплат. Мы просто договорились и всё. Люди реально хотели этот концерт. Потом он говорит, что отменяет фестиваль, а в итоге оказывается, что фестиваль не отменяется, но он поменял всех хедлайнеров, включая нас, и проводит фестиваль чёрт знает с кем. Для меня это запредельное паскудство, ведь мог получиться отличный концерт.

-Такие мероприятия обычно проводятся в памятные даты и довольно редко. Почему же “Несыгранный концерт“ играют ежегодно?

Александр: Мы просто решили для себя, что мы раз в год можем это играть. Нам это интересно. Мы всё больше и больше уходим от “Короля и шута” в плане стилистики. И почему бы раз в год не играть такой концерт? Кроме того, у Мишки осталась семья. И я могу сказать, что мы с Лёхой и наши группы единственные люди на этой земле, которые ещё думают о том, что Мишеной дочери надо засылать денег. И мы с этих концертов нормально ей засылаем. Если бы я умер какой-нибудь непонятной смертью, я вам точно говорю, я бы очень хотел, что бы мои друзья, раз в год помогали моей жене. Потому что в наше время, когда отец-кормилец уходит, все фанаты помнят, какой он был крутой и совершенно не хотят платить денег за его альбом, скачивать их платно и так далее. То есть, они типо очень любят его жену и дочь и ставят лайки на их фото, но при этом совершенно не думают, что дочку нужно кормить, что ей надо расти, учиться и так далее. Я с такими людьми не собираюсь спорить или объяснить им что-то, я просто буду молча раз в год играть этот концерт, получать сам удовольствие, приносить публике удовольствие и Мишку будут поминать добрым словом. И при этом засылать нормальную сумму денег его жене на подъём его единственного ребёнка.

IMG_0241

-Вы сказали, что стараетесь уходить от творчества “Короля и шута”, а в сети две песни из вашего нового альбома “Любовь и время” и “Каждую ночь” окрестили как раз похожими на песни этой группы. Как вы можете это прокомментировать?

Александр: Понимаете, о вкусах спорить совершенно бессмысленно. Песня “Любовь и время” окрестили тупо потому, что я протролил её сам в интернете. По факту, я просто действительно писал текст в стилистике Андрея Князева, но музыкально, я бы не сказал, что она сильно похожа на какой-либо период творчества “Короля и шута”. В том-то и цель “Северного флота”, я не собираюсь копировать Горшка как композитора. Это не нужно, не имеет смысла, и будущего у этого нет. Я постепенно убеждаюсь, что я сам не пальцем делан и могу спокойно писать музыку какую хочу. У нас сейчас публика новая появляется и тем старым людям из фанатов “Король и шут” с расширенным кругозором нравится. А если не нравится, то стилей много и публики на всех хватит. Мне не обязательно стараться кому-то понравиться. Всё равно понравишься кому-то, зачем специально стараться?

-Если поднялся вопрос о слушателях, то вы могли бы описать своего фаната? Каким вы его представляете?

Александр: Не могу. Я в любом случае не угадаю, потому что это совершенно внезапный может быть человек. Да мне это и не надо. Объединяющий признак, это, наверное то, что человек пытается думать. Опустим музыку, но уж в тексты я стараюсь вкладывать по максимуму того, о чём я размышляю и то, что меня беспокоит. И если человек со мной на одной волне, то я понимаю, что он думает. Ведь эта музыка не фоновая, эти тексты не лаунджевые, они напрягают немножко мозг.

-А сильно ли изменился контингент со времён “Короля и шута”?

Александр: Даже за время существования “Короля и шута” контингент изменялся. Я помню трушных панков на концертах в Питере в конце девяностых. Я помню начало двухтысячных, когда вся школота России собиралась на стадионах и это были их первые рок концерты в жизни. Я помню потом уже людей постарше, тяготеющих к хардкору, школота тогда отсеивалась. Потом я помню, как публику “Короля и шута” составляли люди, которые ходили на концерты в конце девяностых, а теперь стали приходить с детьми. Так что неважно кто в зале, важно то, на сколько хорошо всё по эмоциям.

IMG_0133

-Еещё один вопрос про новый альбом. Понравилось ли вам участвовать в краудфандинге?

Александр: Ну как это может нравиться или не нравиться? Это сейчас, по факту, в наше время тотального беззлобного воровства музыки единственный способ каким-то образом нормально записать альбом. Ну, особенно группе вроде нас, которая способна играть хорошо и писаться хорошо, но то ли из-за кризиса, то ли из-за чего-то ещё, мы так не собираем как раньше и нам финансовая рамка не позволяет воплощать свои задумки. А краудфандинг это позволяет делать. Люди получают диски и так далее. Они же не просто нам скидываются на альбом. Как многие пишут: “Это ведь попрошайничество”. Попрошайничество это, когда ты стоишь в переходе со шляпой и играешь на губной гармошке. А в данном случае, мы конкретно продаём лоты: диски, пластинки и так далее. Человек покупает продукт, мы заморачиваемся, расписываемся, ставим сотни автографов. Рука стирается, пока подпишешь тысячу дисков. Придумываем лоты интересные, как, например, посещение студии. Я, например, в своё время, за медиатор Хетфилда отдал бы любые деньги. Так что это хороший способ. И здорово, когда люди понимают, что ничто хорошее не может стоить дёшево. Любой продукт требует огромных физических и денежных затрат. И мы им даём в лучшем виде альбом, который мы способны записать. Мы же с этого ничего не зарабатываем. То есть все деньги идут на запись. Собрали бы мы три миллиона, значит три миллиона ушло бы. Раньше вот, во время “Короля и шута”, мы записывали альбом, продавали его за 20000 долларов и делили эти деньги безо всяких проблем. Это всё продавалось в магазинах, без всякого интернета и никто не возникал.

-Будите ли вы ещё что-то реализовывать на этой платформе?

Александ: Я не знаю, я об этом не думаю. Я не загадываю ничего на завтра и планов не строю. Надо будет – сделаем.

Большое спасибо Александру, за такие развёрнутые и интересные ответы. Мы будем дальше следить за творчеством этого коллектива и ждать следующей встречи с ним.

Текст:  Даниил Морозов
Фото: Наталья Шигорева, Никита Кочетков