IMG_3866Группа «Тараканы!» стала хедлайнером фестиваля молодежных культур «Движение». Их выступление должно было стать кульминацией фестиваля 2016. Поэтому с февраля начал репетицию детский хор фестиваля «Движение», при участии которого группа исполнила один из своих самых знаменитых хитов «Я смотрю на них». Лидер группы Дмитрий Спирин провел на редкость длинную, для фестивальных форматов, пресс-конференцию, ответив на все вопросы журналистов о творческой жизни коллектива,  на песнях которого за 25 лет существования воспитывается уже третье поколение молодежи.

— На каких фестивалях в этом году группа «Тараканы!» уже выступила? Какие ваши впечатления? Было это только в России или за рубежом тоже?

— Мы начали фестивальное лето в начале мая месяца, отправившись в город, который на тот момент еще назывался Днепропетровск, а сразу после того, как фестиваль прошел его переименовали в Днепр, он на Украине. Но туда мы не доехали, на границе нас развернули пограничники. Тем не менее, мы считаем, что наше фестивальное лето, таким образом, началось.  За границей мы выступали и на фестивале «Кубана», который второй раз проходил в городе Рига.  Кроме этого, у нас было 13-15 фестивальных дат. Где мы только не выступали в этом году. Только на фестиваль «Нашествие» нас по какой-то причине не позвали, а так мы были везде.

— Скажите, важно ли для группы «Тараканы!», чтобы каждое выступление на концерте, на фестивале вписывалось в концепции события, которое отмечаете в этом году?

— И да, и нет. Да, конечно, было важно, чтобы «25 лет» праздновались на фестивальных сценах, но мы как минимум представляли публике сет-лист похожий на то, что мы делали в Москве в марте месяце, на четырех концертах подряд в «Yotaspace». Но понятное дело, что в фестивальном формате все это просто невозможно. Тогда сет-лист длился 2часа 10минут, а на фестивалях мы обычно больше полутора часов не играем. Да и гостей вытащить на сцену удается не всегда и не везде. В остальном, — да, мы решили, что наши фестивальные сеты являются продолжением тура «25 лет», ну и придерживаемся этой идеологии. Все концерты, которые будут или были уже, посвящены нашему юбилею, потому что они проходят в год 25-летия группы.IMG_6336

— А не планируете устроить где-то в конце этого кода концерт по заявкам, как делали это раньше?

— Боюсь, что нет. До конца года все наши планы расписаны уже. Мы выступим с большим сольным концертом с «25 лет на бис» в столичном клубе «Bud Arena» в ноябре. А потом, в самом конце года или в первых числах января, мы примем участие в зимнем фестивале «Frost» в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. И поэтому вписать какое-то событие, тот же концерт по заявкам, просто некуда. А в марте следующего года будет уже презентация нового альбома.

— На какой стадии запись нового альбома?

— Он абсолютно готов. Название придумано. Наша давняя коллега Катя разрабатывает обложку, дизайн. И я думаю, что в начале сентября мы сможем анонсировать название альбома, обложку и первые песни с него.

— Вместе с новым альбомом готовится сериал. На какой стадии он находится?

— Сериал снимается прямо сейчас, он снимается без остановки. Это будет смесь рок-муви, документального фильма, постановочных вставок. Как только группа выезжает куда  либо, с нами собирается оператор или два. Так что сегодняшний сет тоже будет сниматься. Мы снимаем его с июля прошлого года и изначально была задача снимать его до конца юбилейного года, до конца юбилейного тура. То есть мы сможем сказать, что все, сериал снят , когда мы уйдем со сцены последнего концерта 2016-ого года. Наверно, это будет в ноябре, когда скажем «Стоп, снято» и тогда можно будет приступать к самому интересному для его создателей, к этапу постпродакшена. Из терабайта видеоинформации будут выбираться самые прикольные, самые динамичные, самые забавные куски и из этого будут монтировать эпизоды.

IMG_3912

— А будут ли моменты, за которые придется покраснеть?

— Посмотрим. Никто из нас уже не помнит, что делалось в этот период съемок, о чем мы говорили и что обсуждали, кого за что хватали и так далее. Поэтому мы будем точно так же удивлены, мы точно так же будем приходить в восторг, плакать и смеяться, как и вы, наши благодарные зрители, в момент просмотра сериала. Да, мы их будем смотреть чуть раньше. Если там будет полный беспредел, особенно который будет грозить целостности наших семей, мы попросим это вырезать. Но в остальном пусть будет все как есть. Это полностью наш продукт, все делаем сами, сами финансируем, единственное снимают профессионалы, и мы не будем сидеть в монтажке.

— Вас уже называют культовой рок-группой. Считаете ли вы себя таковыми? И что для вас есть культовая группа?

— Культовая группа? Я не думаю, что «Тараканы!» культовая группа. На мой взгляд, культовый успех отличается от мейнстримового тем, что мейнстримовую группу знают все, ее имя на слуху и большое количество разрозненных рок-фанатов могут иметь  в числе своих любимых песен 1-3 три песни этой группы. А культовая группа, имеет пусть и небольшую, но очень сплоченную, лояльную тусовку поклонников. Мне кажется, что наша группа не приобрела культовый статус и у нас больше известности по первому варианту.

— Вы несколько раз в этом году посещали фестивали в качестве зрителя. Какие из них вам больше запомнились?

— Ой, я был на совершенно удивительном фестивале, который проходил в небольшом городке в Венгрии. Он подразумевает выступление артистов исключительно тяжелых жанров. Этот фестиваль посвящен металу, хардкору и панку. Самое прикольное в нем то, что он длится десять дней. И его пресс-атташе заявляет, что он войдет в книгу рекордов Гиннеса, как самый длинный фестиваль по количеству дней проведения.  Фестиваль этот проводится уже 20 лет в таком формате, когда съезжаются музыканты со всей Венгрии. А если из российских, то прикольный фестиваль, на котором были второй год подряд, это фестиваль «Огни». Он проходит в лесу под Екатеринбургом – на туристической базе. Там очень красивые природные места, и его делают сами активисты своими силами, без какой-либо поддержки местной администрации.

IMG_3840

— Недавно приезжал  группа «Black Sabbath» в рамках прощального тура по всему миру. И в связи с этим, скажите, как бы вы уходили со сцены?

— Мы бы устроили мировое турне, которым могли бы попрощаться со всеми нашими слушателями. К тому же, говорят, что на последнем туре хорошо платят, так что это нормальная идея для ухода на пенсию. Мы же музыканты, мы не состоим ни в каких государственных пенсионных фондах или наши трудовые книжки не лежат в каких-то центрах. Так что, когда мы достигнем возраста, когда не сможем скакать по сцене, это и будет означать, что пора сколотить какое-нибудь состояние. Сцена – это наркотик, невозможно с нее слезть никак. Я несколько раз пытался проводить в группе политику отпусков, типо как у «НАИВа» было – долгосрочный отпуск, но у нас был бы не долгосрочный. Я говорил: «Ребята, давайте отдохнем, наберемся новых сил и идей». Но проходило буквально полтора или два месяца и мы возвращались, потому что не понятно, что ты будешь делать, если ты не в дороге.

— Вам интересней работать в студии или гастролировать?

— В студии тоже есть свой какой-то кайф. Я, как записывающийся исполнитель,  начал ловить этот кайф буквально в несколько последних лет, потому что я не являюсь талантливым вокалистом, исполнителем с врожденными вокальными данными. Поэтому для меня студийное время было всегда стрессом, геморроем, проблемой. У меня никогда не получалось на студии то, что должно по идее получаться у человека, который несколько десятков лет зарабатывает тем, что он вокалист рок-группы. На сцене ты рубишься и просто купаешься в энергетике, в которой твоя группа высекает, и публика в качестве ответа посылает это на сцену. И естественно, концерт — это мгновение настоящего времени, которое проскальзывает, никто особо не ловит твою лажу. Чем энергичнее ты, тем лучше публика воспринимает твой сет, потом в памяти остается то, насколько динамичен был твой концерт. На студии все по-другому. Там надо точно интонировать, попадать в ноты, надо думать о дыхании, о ритме и о многом другом. И всегда есть люди, которые говорят тебе, мол, нет давай сначала, нет, это не так. Только в последние годы у меня стало более менее получаться, начал фактор стресса снижаться, и поэтому я стал студии чуть больше любить, а до этого люто ненавидел. У меня был случай в 2003 году во время записи альбома «Улица свободы», когда я был подготовлен очень плохо. Мы думали, что я как вокалист был подготовлен нормально, но на самом деле на студии это оказалось не так. Очень много песен было сочинено моими коллегами по группе, мелодии кем-то еще, поэтому мелодии представлял примерные. И когда дошло дело до записи вокала, то оказалось, что у меня полный провал. Я был в кошмарно подавленном состоянии, у меня не получалось вообще ничего. Обычно за смену 8-10 часов я в каком бы состоянии не был, могу записать 2-3 песни, а тогда даже одного куплета у меня не получалось записать. Альбом записывали тогда в Питере на студии «Добролет». Тогда меня отправили на недельный отпуск домой в Москву. Мне записали мелодии песен на акустической гитаре и сказали, чтобы сидел и слушал их, ничем больше не занимаясь.  Так и был записал этот альбом, который почему-то считают вершиной нашего творчества. Так что да, концерты и туры в сто тысяч раз прикольней и круче. Плюс К тому же, на студии тебя никто не любит  и не кормит, тебя не везут в комфортабельных автобусах в теплые номера. На студии ты просто тусуешься у микрофона 8 часов, как правило, в очень маленькой и душной комнате. 

— За все годы проведения фестиваля «Движение», хедлайнерами фестиваля уже успели побывать Артур Беркут, LOUNA, Animal Jazz и сейчас вы. Кому бы вы хотели передать эстафетную палочку хедлайнера?

— Не знаю. Если из тех, кто не был, то «Кирпичам».  Мне нравятся они, пусть будут они.

— У вас много лет назад вышла книга «Тупой панк-рок для интеллектуалов». Планируется ли продолжение? Наверняка накопилось многое, о чем можно написать.

— Люди воспринимали эту книжку, как роман с продолжением. Я ее воспринимаю как художественную литературу. Я понимаю, что ее главы основаны на событиях, проходивших в 90-х года, но у нее есть свое начало и финал. Я никогда не планировал быть человеком, который ведет дневник, и раз в десять лет объединяет их, чтобы выпустить очередной том, продолжение: «Моя жизнь. Том 2», «Моя жизнь. Том 3», «Однажды, 25 лет спустя» и так далее, нет. Я хотел бы быть литератором и сочинять выдуманные истории, комические романы,  детективы и так далее. Однажды, мы с моим приятелем, Степаном Максимовым, задумали книжку и написали четыре главы. И кто знает, может, мы вернемся к ней. Она тоже про рок-музыку, про человека, отошедшего от дел, но в результате удивительных приключений ему приходится вернуться на сцену. Я не знаю, соберемся ли мы досочинить эту книгу, но на данный момент сомневаюсь в литературной деятельности.